Мицкевич в стихах лермонтова вацуро вадим эразмович

Поэмы М. Ю. Лермонтова. О Лермонтове Работы разных летНазвание книги: Мицкевич в стихах лермонтова вацуро вадим эразмович
Страниц: 104
Год: 2014
Жанр: Зарубежная

Выберите формат:




Выберите формат скачивания:

fb2

559 кб Добавлено: 24-янв-2018 в 08:01
epub

376 кб Добавлено: 24-янв-2018 в 08:01
pdf

3,3 Мб Добавлено: 24-янв-2018 в 08:01
rtf

319 кб Добавлено: 24-янв-2018 в 08:01
txt

686 кб Добавлено: 24-янв-2018 в 08:01
Скачать книгу



О книге «Мицкевич в стихах лермонтова вацуро вадим эразмович»

Сегодня в нашем вечере участвуют Вадим Эразмович Вацуро, наш гость из Ленинграда, и Натан Яковлевич Эйдельман. Я.: Несмотря на кажущуюся искусственность и невозможность темы — уж слишком разные явления две “Полярных Звезды”, мы, готовясь к вечеру и раздумывая над темой, нашли некоторые резоны — и тогда тема стала нам казаться не такой уж искусственной, а, напротив, сложной и трудной. Любопытная в этом смысле фигура, необыкновенно интересная. Федор Николаевич Глинка — активный участник, руководитель правого крыла Союза благоденствия, литературный организатор. Потому что именно Вяземский пустил первым в публику замечание о политическом осведомительстве Булгарина. Что касается Греча, в двух словах, то это еще более любопытная ситуация. Греч ведь писал свои “Записки” — примечательные “Записки” — в 1850—1860-х годах. Ну, он-то встречал себя в каждом томе “Полярной звезды”, “Колокола” как отрицательную фигуру. Воспоминания, конечно, уникальные — “Воспоминания недекабриста”. “Воспоминания”, где он побил рекорд: у него в одном “Воспоминании” — двадцать пять декабристов охарактеризовано, я подсчитал — двадцать пять. В.: И вот когда мы с Натаном Яковлевичем обсуждали эту историю с Гречем, у меня все время возникал один и тот же вопрос. А вот Бестужева он очень любил, и Бестужев был ему очень благодарен, потому что Греч был первый, кто после высылки Бестужева привлек его к изданию, к сотрудничеству. И молодой литератор, участник “Звездочки”, защищавший Жуковского в журналах от нападок консервативного крыла литературы, вдруг выходит из своих рамок литератора, является к Рылееву и говорит ему, что он идет к наследнику Николаю Павловичу, не коронованному еще императору, в правительство, так как не может не сообщить, что готовится возмущение. Он получает пощечину, но предоставляет

Мы вспоминаем о декабристах, мы вспоминаем о Герцене. Греч — в 67-м, Василий Никифорович Григорьев 7 — в 76-м, Михаил Александрович Дмитриев, с котором у Герцена, кажется, были столкновения... Ну, у Вердеревского особая судьба, совершенно исключительная, и для Герцена привлекательная, для “Колокола”, конечно, не для “Полярной звезды”. Э.: Ну и, наконец, когда Греч рассказывает, как Николай Тургенев, эмигрант, был доволен, что Греч с ним поздоровался, а вот Жуковский, дескать, не стал здороваться без высочайшего позволения, тут Вяземский снова верен своей молодости: “Тургенев не мог это сказать, потому что он был честный человек и знал, что Жуковский смело и горячо ходатайствовал за него перед государем”. И есть все основания считать, что он вообще взялся за перо не то чтобы под влиянием Герцена, но вот как-то пишут, говорят и он должен высказаться. Это уходит довольно глубоко в историю литературной поэзии этого времени. Сообщает ему о том, что в Петербурге созрел заговор, не называет никаких имен и требует, чтобы его за это не награждали. Присмотревшись к нему, мы видим, что с 1830—1840-х годов он стал начальником всех военных учебных заведений империи, то есть всех кадетских корпусов, то есть ответственным за все, что там творилось при Николае, и автором известной формулы, за которую он много оправдывался.

Не случайно, что в декабре мы вспоминаем о двух “Полярных звездах”. Мы будем говорить об очень небольшом числе этих людей... Он к Рылееву относился гораздо прохладнее — и там есть просто прямые выпады. У него с Рылеевым были довольно сильные столкновения чисто личного свойства. Так или иначе, все было бы в высшей степени сложно и даже могло быть оправдано какими-то сложными нравственными ценностями, если бы не резкий факт движения по карьере.


Никаких подобного рода записей на декабристской “Полярной звезде” ни на 1823-й, ни на 1825 год мы не найдем, потому что Герцен знает, что будет издавать “Полярную звезду” каждый год, а Бестужев и Рылеев, когда начинают, не знают; они вообще не знают, чем дело кончится. Вот этой грани для герценовской “Полярной звезды” не существовало, потому что для него эти лица перестали быть лицами. И ему мало дела до того, жив, скажем, Булгарин — объект критики или нет. Тут же идет примечание, что “Думы” Рылеева происходят от слова “ dumm ” . Но из письма Оболенского Розену — я смотрел как раз сегодня — видно, что он писал совершенно искренне. Вот такая ситуация: автор первой “Полярной звезды” просил защиты от второй “Полярной звезды”, просил защиты у декабристов, профили которых были представлены на ней. И Оболенский, который сам не был связан с Герценом, но речь шла... Это были своеобразные поминки,

Этот самый внешний вид двух этих изданий — знак двух культурных эпох, между которыми пролегло тридцать лет. В.: Так вот, в 1855 году умер Николай Александрович Бестужев. Он принадлежит истории литературы и истории общественной мысли. А для Вяземского это совершенно живое лицо на протяжении уже почти пятидесяти лет. А дальше начинаются совершенно загадочные вещи, которыми мы мало занимаемся. А пребывание сыновей не осталось незамеченным — они попали под надзор, подверглись репрессиям.


Перейти к следующей книге

Комментарии

  • Круто! Жуткая, страшная история 4-х зверских убийств. До конца книги невозможно даже представить себе кто убийцы.Жесть! Детектив не для слабонервных и очень интересный и закрученный.

  • Хороший добрый роман.Прекрасные герои:умные и такие живые, вместе со своими детьми, юмором и не смотря на на свой, далеко не юный возраст, безрассудством.

  • Часть получилась даже фантасмагоричнее, чем даже бар у чеширского кота. Чего стоят только путешествия Мерлина по бескрайним краям неизвестных земель. В целом же мир продолжается развиваться семимильными прыжками, так скоро и носки Рэндома обретут разум и

Оставить отзыв